Татьяна Алексеева (tania_al) wrote,
Татьяна Алексеева
tania_al

Category:

ЧУДОТВОРЕНИЕ (фильм о Е.Камбуровой)

Вокруг юбилея Елены Камбуровой случилось много радостных событий. Среди них особое место, как мне кажется, занимает фильм «Чудотворение» (его создали Марина Белкина и Инна Ананьевская). Юбилей стал поводом для дарения, но созревал фильм давно, с первой встречи с Еленой Антоновной. Его задумывали даже не подарком певице или её поклонникам. Настоящий адресат фильма – новые, потенциальные слушатели, ещё не открывшие Камбурову для себя. Эдакое «письмо в будущее»… На днях мне посчастливилось его посмотреть. До сих пор осмысляю – что же произошло на наших глазах (тех, кто оказался на просмотре).


Сама идея фильма – революционная, хотя по-настоящему осознаёшь это постепенно, исподволь. Создатели решили снять фильм не о самой Елене Антоновне, а о её зрителях. Развернуть свет софитов в зрительный зал. В кадре появляются люди, которые рассказывают о своём отношении к Камбуровой, о первых впечатлениях от неё, о том, как они понимают её место в культуре, её путь – и о многом другом. Рассказывают не монологами, а отвечая на короткие вопросы собеседника, оставшегося за кадром. Но дело не только в том, что слушатели говорят о Камбуровой. Главное – они сами: их глаза, голоса, улыбки, чувства, личная неповторимость. Образ каждого воссоздан на экране с огромной чуткостью и бережностью. К финалу все они становятся родными и узнаваемыми, с каждым возникают свои особые отношения.



Самое виртуозное в фильме – монтаж. Тончайшая ювелирная работа, благодаря которой отклики людей сплетаются в живую, но очень осмысленную ткань. Порой в череде собеседников сталкиваются контрастные реакции и чувства, а иногда человек буквально подхватывает, развивает слова другого (неизвестные ему и сказанные на далёком расстоянии). Удивительно, как в этом пёстром, мозаичном потоке эмоций и впечатлений усиливаются связи и переклички, нарастает внутренняя музыка.


В какой-то момент кажется, что слышишь единую связную речь, присутствуешь при одном разговоре. Говорят-то все о разном – и очень по-своему… Но, словно в симфонии, все мотивы, все музыкальные линии встречаются в общей теме.


О феномене Камбуровой размышляют и неизвестные зрители, и признанные художники – композитор Владимир Дашкевич, режиссёр Юрий Томошевский и автор песен, композитор Татьяна Алёшина. Участников снимали в самых разных местах, пейзажах и интерьерах. Возраст: от маленьких детей, подростков и студентов – до глубоких пенсионеров. Социальный статус: от университетских преподавателей, профессоров и музыкантов, регента церковного хора – до маляра, винодела и монтировщика сцены. И этот обширный диапазон, разнообразие личных интонаций, играет немалую роль в замысле.


Собственно, что происходит: отвечая на вопросы о Камбуровой, люди перед камерой раскрываются в самой главном, в своей внутренней, интимной сердцевине. Видно, что они забывают о себе, перестают думать о том, как они выглядят. Отказываются от дежурных слов и ищут единственное, правдивое определение, которое отразило бы их самих, а не что-то снаружи. Глаза порой искрят слезами или лучатся светом… Собеседники на экране появляются всякие – смешные, прекрасные, неожиданные. И таких ликов-обликов перед нами проходит множество.


Во время концерта всеобщее внимание устремлено на сцену. Никто не догадывается обернуться в зрительный зал, не остаётся зримых следов пережитого потрясения. Ну, да – аплодисменты, цветы… Но о том, как меняются зрители, что они переживают и насколько глубоко, мало что известно. И вдруг здесь, в фильме «Чудотворение», главным героем оказался слушатель. В этом живом зеркале явление Камбуровой отразилось с уникальной глубиной и точностью. Не только в откликах (хотя я могла бы разделить каждое слово из сказанного), но, прежде всего, в лицах и переживаниях, которые на экране – как на ладони.


Сознательно избегаю прямого цитирования чьих-то мыслей о Камбуровой. Не хочется их извлекать из живой ткани фильма – как, бывает, нарочно не срываешь в поле цветы, листву с дерева или ландыши на глубине оврага. К тому же в этом кино есть поразительная художественная находка. По ней одной можно судить, насколько целостным получилось произведение: помимо диалогов и фрагментов концертной съёмки, в фильм вошли природные съёмки, пейзажи. Они очень органично совпали, срезонировали с голосом Камбуровой.


Например, в кадре плещется море, без берега – лишь морская вода. И когда на вибрирующие волны накладывается пение Елены Камбуровой, вздрагиваешь от мгновенного чувства полноты и гармонии. Это не словами кто-то объяснил, а ты сам открыл родство её голоса и пения с природными стихиями. Сразу чувствуешь глубокий резонанс: ну, конечно, она сама и есть море! И несёт его внутри себя.


Или на экране – трепещущая листва на ветру, её беззащитность и отклик на малейшее дуновение. А рядом мощная опора ствола, едва приметный лабиринт коры. Фантастического вида жук ползёт по стеблю и зарывается в цветок. Тёмные вишни усыпали ветку, она чуть раскачивается под их тяжестью… Когда все эти изгибы, мощь и трепет тончайше охватывает, передаёт голос Камбуровой за кадром, – убеждаешься воочию: её творчество в истоке имеет не культурное, а органическое происхождение. Оно как живое существо – не сотворённое, а рождённое. Извлечено из глубин – или высот, связывающих землю с тем, что дальше или глубже… с каким-то следующим, незримым отсюда уровнем существования.


Создатели фильма это не только почувствовали, но и сумели воплотить. Мало того, что они догадались развернуть зеркало в зрительный зал и отразить весь сноп света, хлынувший из привычной темноты… Они открыли путь для разговора о Камбуровой, который никому не приходил в голову. Вывели её голос на простор, на волю. Сами, может быть, о том не задумываясь, предложили ему потягаться с морем и ветром. И оказалось, что они на равных – человеческое пение и море, голос и ветер.


Очень хочется, чтобы фильм дошёл до зрителя. Он уже на пути к нему. Есть вариант, близкий к профессиональному, который можно было бы издать на диске. Хотя и многие проблемы требуют решения – например, поиск звукооператора, доведение технических характеристик… Но если фильм появится, я бы смогла смотреть его снова и снова, удивляясь богатству и чуду отверстых человеческих душ.



Кросспост в teatr_ek

Здесь отклик самой Елены Антоновны, в перерыве между двумя сериями фильма. Правда, не с самой первой минуты. Запись Сергея Красавина:


http://ifolder.ru/19504540
Tags: АЗиЯ-плюс, Камбурова, эссе
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    Серебристое утро...Пока живёшь у моря (а я давно не там), по утрам не знаешь, чего от него ждать, каким оно тебя встретит. Легчайшая тишина на утро…

  • (без темы)

    Собака-исследователь. Бродила у берега, по пузо в воде, и изучала море. Медленно разглядывала солнечные переливы и тени от волн, лёгкие водоросли, их…

  • "ОКНО В НОЧИ..." (о концерте Эльмиры Галеевой памяти М.Цветаевой)

    Цветаева - материк, разделённый на множество стран, регионов, долей теми, кто её любит, толкует, воссоздаёт биографию, пытается продлить её голос и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    Серебристое утро...Пока живёшь у моря (а я давно не там), по утрам не знаешь, чего от него ждать, каким оно тебя встретит. Легчайшая тишина на утро…

  • (без темы)

    Собака-исследователь. Бродила у берега, по пузо в воде, и изучала море. Медленно разглядывала солнечные переливы и тени от волн, лёгкие водоросли, их…

  • "ОКНО В НОЧИ..." (о концерте Эльмиры Галеевой памяти М.Цветаевой)

    Цветаева - материк, разделённый на множество стран, регионов, долей теми, кто её любит, толкует, воссоздаёт биографию, пытается продлить её голос и…