Татьяна Алексеева (tania_al) wrote,
Татьяна Алексеева
tania_al

«БЕНЕФЕСТ». СЛОВА.

Начало о фестивале с картинками и ссылками здесь. Видео можно посмотреть тут.

Слышала опасения, что идея «фестиваля-бенефиса» скоро себя исчерпает или сузится в масштабе – ведь живых легенд в мире авторской песни осталось совсем немного. Ночной фестивальный концерт «Эхо», посвящённый памяти ушедших бардов, напомнил печальную шутку Чарли Чаплина: «Умереть лишь означает приобщиться к большинству. И к какому большинству!».

Любите меня,
пока я жива.
Пока не остались
Только голос, да слова


– эти строки Бережкова, как бы пропетые сквозь него Верой Матвеевой, слышатся мне эпиграфом к «Бенефесту», при всей его, казалось бы, радостности.

Фестиваль получился таким насыщенным и сердечным, всё сложилось для зрителей так благополучно – начиная от красивейшего места и кончая внезапно подобревшей погодой, что до последних минут держалось чувство удачи, подъёма. Ощущение: «Здорово-то как!». И вдруг накрыло (меня, по крайней мере): «А ведь это конец. Такого больше никогда не будет. Бенефис других авторов будет совсем иным по атмосфере и составу… А вот такого, первокруговского, – больше никогда».

По-настоящему авторская песня жива, пока жив именно этот тембр, улыбка, эта мимика и манера, эти паузы. Со временем всё острее чувствуешь, что авторская песня – такое же хрупкое искусство как театр. Любой бард на диске звучит иначе, чем на концерте, где его энергетика подхвачена и возвращена ему через слушателей. Потом уже останется только фото разглядывать, слушать голос «ни к кому» в записи, да листать воспоминания очевидцев.

Сами первокруговцы тем резко и выделились из общей песенной среды, что впитали – каждый на свой лад – свет погасших звёзд, взывающих к нашей памяти. А ещё тем, что объединились. То есть в какой-то мере пожертвовали на тот момент своей единственностью, которая так важна для всякого барда. Общее у них, по-моему, – стремление осмыслить в песне и связать своё персональное существование с судьбой всей земли и культуры, увидеть себя внутри Большого Времени, а не только в сиюминутном. И способность выразить это на живом, естественном для себя, личностном языке.

Ну, и судьба сказала своё слово. Ведь не просто большие таланты собрались, а художники, связанные равновесными силами «притяжения – отталкивания», благодаря чему и создался КРУГ, «мандала бытия», с неизменным и нерушимым центром – Надеждой.

Единственную женщину «Первого круга» могли звать как угодно – Любовью, Верой... Но её зовут Надеждой – «проект», как оказалось, был развёрнут в будущее (куда путь освещает именно надежда), продлил излучение ушедшего дальше, стал маяком для новых авторов. Недаром творческое содружество «АЗиЯ-плюс» связывает себя с «Первым кругом», продолжает начатое им.

Азиаты уже давно сами превратились в «классиков» песни. И вот-вот «классиками» станут Сергей Труханов и Оля Чикина. Вроде бы мы видим живой обмен – как одно прорастает из другого, влияет взаимно… Но на всём лежит тень быстротечности, «короткого века».

Это я про хрупкость нашей радости, которая каждый раз воскресает каким-то чудом. Любили «Второй канал», но вот его уже нет… А, глядишь, опять появился, обновлённый. Десятки раз говорили, что «Первый круг» больше не соберётся, а он всё-таки собрался на этом фестивале и пробил слушателей так, будто прошедших двух десятилетий и не было. Вроде бы и «АЗиЯ» стала разбредаться по городам и весям, но при этом «азиатская сцена» на фестивалях – самая интересная, творческая и независимая (благодаря Коле Якимову и всем, кто в неё вкладывает свои силы). И без Луферова, мне казалось, уже невозможна авторская песня. А он всё-таки вернулся с какой-то другой стороны и присутствует – смотрит с баннеров, звучит в воспоминаниях и записей, в вопросах и разговорах.

Хрупкая радость. Вынет судьба из колоды кого-то одного – и карточный домик тут же посыпется, пока шаткие стены не подхватят, не заменят выпавшую карту – памятью о ней, почти такой же осязаемой, каким был сам человек.

Луферов, обращаясь к Вере Матвеевой, сочинил «Эхо», а Бережков – «Веру». И тем основали личную традицию. Озвучили обязательство помнить друг о друге – кто кого точнее и тоньше расслышит. Обещание поймать звук и продлить его. А в зиму, когда уходил Луферов, Николая Якимов написал посвящение ему – «Комету», где долго тянется всеми, кто захочет подхватить, последняя нота. Не знаю, помнил ли Коля про «Эхо» самого Луферова, или это получилось интуитивно.

За спинами зрителей всегда есть кто-то ещё, невидимый, кого настоящий бард чувствует и к кому обращается. А если человек с гитарой выходит и поёт только для тех, кто перед ним - в зале или на поляне, то он – не бард в высоком смысле, а просто умелый сочинитель (для меня – так).

Я не попала на прошлый «Бенефис» и первым для меня оказался этот – первокруговский. Впечатление на редкость сильное. Идея «Бенефеста» совпала с импульсом «Первого круга» и они срезонировали, усилили друг друга.

И, конечно, особая радость «Бенефеста» (как и «Второго канала») – Детская республика и много приехавших с родителями малышей (вплоть до совсем крохотных). Сразу наглядно видно, что всё – не зря, и зачем всё было нужно… И что жизнь песен и просто – продолжается. Открываешь всегда и кого-то нового для себя – из нераслышанных прежде авторов. Лично моё «открытие фестиваля» – Аня (Нюша) Ланцберг и её песни.

Но весь этот круговорот молодого, свежего, пробивающегося – и зрелого, пожившего, замыкающего круг, и в фестивальном лесу, и в городе заряжен одной общей энергией и потребностью:

Любите меня,
пока я жива.
Пока не остались
Только голос, да слова


Иначе не сохранится «моста» – того, кто будет помнить ушедшего и связывать с живыми.

У «Бенефиса» Первого круга была не только горизонталь сиюминутных дружб, но и вертикаль, обращённость авторов за спины зрителей – к Невидимому, от чего всё приобретает смысл. И даже если этого «больше никогда не повториться» – тех встреч, эмоций и памятных концертов, какие были там, – уже случилась точка излучения. Опыт, к которому можно возвращаться.

Совершенно очевидно, что на такой фестиваль, как «Бенефис» – наследник «Второго канала», детище Владимира Ланцберг – нужно созывать ВСЕХ талантливых бардов, не только живых, но и ушедших. Ведь прошли же весной «Луферовские пения» под руководством Вити, но в его отсутствие…

И теперь кажется, что своё знаменитое «Приходите! Приходите!» Луферов пел, адресуясь не только к тем, кто жив и стоит прямо перед глазами.
Tags: Бенефест - 2012, ссылки, эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments